Питерские заморочки

Взгляд сто тридцать пятый

Питерские заморочки Ваш отзыв

кино. Поздравил кино с днём кино, не просто поздравил, а с умыслом, с надеждой поздравил. Думал, как-то отреагирует кино, в гости позовёт, отпраздновать вместе день рождения своё, может, чего предложит, какую-нибудь связь, без секса, конечно, так слегка, поверхностно, лишь поиграть, чего-нибудь поснимать, но нет, ноль эмоций, никакой реакции, будто не я один поздравил кино с днём кино, и будто все любят кино, так как я его люблю. Обидно, даже как-то мерзко, когда вот так вот любишь, восхваляешь, поздравляешь с днём рождения, а тебя не замечают, будто тебя нет, будто на тебя плёнки жалко, хотя сейчас плёнки нет, цифры одни, ну, так могло бы и улыбнуться мне циферкой, за поздравление моё, за преданность мою кино Владимир Заморин ...

Взгляд сто тридцать четвёртый

Питерские заморочки Ваш отзыв

короткая спичка. Тяни смелее, тяни свою судьбу. Спички участвующие в жребии прекрасны; они стройны, высоки, невинны. Как утончённые девственницы они зажимаются пальцами в один ряд, и эти «девы» с трепетом и гордостью ожидают, чтобы их выбрали. Но есть среди них та, над которой надругалась рука человеческая, она сломана, обрезана, ничтожна и именно она вызывает у нас бурю неприятных эмоций, меняющая наше настроение, желание, сознание, а зачастую - изменяющая и саму жизнь. Сломанная спичка напоминает нам о том, что все мы зависимы, и выбор не за нами, а за ничтожной спичкой, которую мы вытаскиваем из череды длинных рафинированных спичек, будто вытаскиваем свою жизнь из безграничной вселенной уместившейся в маленькой сломанной палочке с серной головкой, имя которой - короткая спичка Владимир Заморин ...

Питерские заморочки

Питерские заморочки Ваш отзыв

* * *     Шалка и Валка (так я их называю) – подружки. Когда они вместе, то начинают так щебетать, в смысле болтать, то есть говорить, что не налюбуешься. Одна при разговоре помогает себе глазками, другая губками, и всё время, то у одной, то у другой, руки, словно крылья разлетаются в разные стороны, а пальчики, будто перебирают клавиши фортепьяно. Ножки, то вытягиваются, то отставляются в стороны, влево, вправо, вправо, влево. А как они ржут, то есть смеются!!! Боже!!! Это надо видеть!!! Одна вдруг начинает как-то странно дёргаться и вертеть головой, - создаётся впечатление, будто она вот-вот родит; а вторая так и вовсе складывается пополам и думаешь, что её сейчас вырвет, ан нет, она так смеётся. Жаль, что не могу к ним присоединиться, вместе о чём-нибудь поболтать и посмеяться, металлическая сетка очень высокая, которая отделяет меня от ...

Взгляд сто тридцать третий

Питерские заморочки Ваш отзыв

подвох. Вот так или как-то иначе идти по улице, вдыхая носом осенний холодный воздух и выдыхая свой горячий воздух через рот, не взирая на дождь радоваться золоту висящему на ветках, понимать – вот она жизнь, вот оно… И вдруг, - навстречу бежит юная особа, улыбается мне, ласково так, по -девичьи наивно, делать нечего, я ей в ответ тоже улыбку. Золотая осень. Тут же она подбегает ко мне, просит десять рублей на жетон, а до метро, как до райского сада (не в смысле умереть, а пешком минут двадцать), ну, я дал, а что делать, её улыбка была столь наивна, что руки без умысла сами потянулись к кошельку. Взяв деньги и не поблагодарив, она уже бежала наивно улыбаться кому-то другому. Странно, но вчера ко мне угрожающе подошёл мужик и потребовал десять рублей на жетон, а до ...

Взгляд сто тридцать второй

Питерские заморочки Ваш отзыв

встреча. Есть слова, есть звуки, есть запахи, которые нас объединяют, чуть-ли не делают родственными душами с теми, с кем мы совсем не знакомы, с теми, кто, быть может, живёт на другой стороне Земли. И за всю свою жизнь мы никогда не встретимся, не увидимся, и не пойдём рука об руку гулять по знакомым только нам местам, хотя мы никогда не видели эти знакомые места; мы не будем есть на улице, сидя на скамейке, сосиску в тесте и получать от неё одинаковое удовольствие; не будем задирать носы, чтобы уловить запах ранней осени и не будем говорить слова, которые были бы понятны только нам, а другим бы казались нелепицей. А когда прогулка завершится, мы не будем любовно прощаться и долго-долго держать руку в руке, прежде чем разойтись, каждый на свою сторону Земли. Слова, звуки, запахи будут ...

Взгляд сто тридцать первый

Питерские заморочки Ваш отзыв

тапок. Долго разговаривал по телефону, очень долго, так долго, что потерял счёт времени. Вдруг в трубке услышал посторонний голос: «Простите, пожалуйста, можно Вас попросить закончить разговор, нам надо записать Ваш разговор, но Вы своим долгим разговором ущемляете других абонентов в их разговорах, так как нам нужно записывать все разговоры, не только Ваши разговоры, ещё раз извините, разговор закончен». Далее последовали гудки, а после я уже не мог ни до кого дозвониться. Мне сразу вспомнился хороший, древнейший фильм «Золушка», в нём есть эпизод, когда Принц и Золушка оказались, кажется на десять минут, в волшебной стране, в мире сказочных иллюзий, (хотя они и сами жили в своей сказке, но вот встречается такое необычное явление, когда сказка в сказке), они сидели друг против друга и ничего не говоря о любви, понимали, что влюблены, - неожиданно раздался грозный ...

Взгляд сто тридцатый

Питерские заморочки Ваш отзыв

в отсутствии дождя Дожди, дожди, дожди, - сложно, неуютно жить в Петербурге летом, да и осенью тоже, и весной и даже зимой. Аборигены воют на погоду, ругая Петра и его сподвижников, которые не смогли втолковать государю причинно-следственную связь отражающуюся на лицах потомков; что говорить о туристах, приезжих на заработки или, вообще, переселившихся по разным обстоятельствам в Северную столицу из каких-нибудь более-менее внятных климатических условий. Да, дожди, дожди, дожди, но с другой стороны, если посмотреть на обратную сторону дождя, то ведь после ливня воздух становится чище, городская пыль прибита к земле, да, лужи, да, грязно, да, мокро, пачкается обувь, сыреют ноги, но зато лёгкие после дождя, лёгкие вдыхают чистый воздух, насыщенный петербургской свежестью, такой свежести, - серой, медной, гранитной, - нет ни в одном городе, видимо поэтому в Питере «и зимой и летом» так много ...

Взгляд сто двадцать девятый

Питерские заморочки Ваш отзыв

пять минут. Вот, если представить, только представить, просто дать волю фантазии и вообразить, что до конца света, до настоящего конца, о котором официально заявили по телевизору, с речью президента, как перед Новым годом, с курантами, может даже с гимном, остаётся пять минут, всего только пять минут, будто пальчиков на правой руке, или на левой, не важно, важно, что до конца света осталось пять минут. Всё! Тогда наверное, быть может, в эти последние без оглядки бегущие секунды, каждый бы подумал, что он не успел сделать в своей жизни, самое главное, что не успел, а мог бы. Кому-то надо было бы сказать правду, а перед кем-то извиниться; кто-то пожалел бы, что бросил пить и курить, а за пять минут сложно напиться; кому-то надо было бы признаться в любви, раскрыть свою душу, рассказать о своих чувствах, а ...

Взгляд сто двадцать восьмой

Питерские заморочки Ваш отзыв

осадок. Странное слово осадок, - осадок от встречи, осадок от кофе, осадок от просмотра фильма… Всё нами встреченное, увиденное, съеденное, выпитое, оставляет осадок. И вот, что интересно, когда мы, предположим, сварили кофе в турке, перелили его в чашку, а затем, с каждым глотком, смакуя, допиваем его до донышка и случайно делаем лишний глоток, так как кофейный осадок попадает нам в рот, мы морщимся, пытаемся избавиться от неприятного ощущения, будто у нас песок на зубах, и если есть возможность, мы прямо-таки выплёвываем горький осадок, а затем полоскаем рот и возвращаемся к своим обычным делам. Так вот, как бы было неприятно от лишнего глотка, мы всё равно никогда не думаем о том, что больше никогда не будем пить кофе, - конечно будем, и будем делать лишний глоток, и так же морщиться, отплёвываться, полоскать рот; но встречая ...

Взгляд сто двадцать седьмой

Питерские заморочки Ваш отзыв

тени. С самого рождения её считали ничем. Первый раз она появилась в роддоме, она не кричала, а только шевелилась, похожая на маленького серого осьминога. Были ясли, был детсад, но никто не хотел с ней общаться; когда, допустим, на детской площадке считались кому водить, её не брали в расчёт. А в школе прыгали по ней и даже плевали на неё, реально плевали тягучими слюнями, и чем старше становился класс, тем слюни были смачнее. В институте на всех курсах её топтали как могли и тушили об неё окурки не замечая её. На работе ей никто ничего не поручал, зарплату, соответственно, не давали. Без семьи, вернее, семья была, но навязанная, по сути без дома, так как дом был чужой, не родной, да и всё вокруг было чужое, все были чужие. Вскоре она умерла незаметно, без проводов, без ...