Равные права на все и всегда: равноправие в Финляндии, какое оно?

Общество Ваш отзыв

Андрей Кашкаров

Посетив в конце лета — с очередным рабочим визитом Финляндскую республику я привез впечатления по такому злободневному и вечно актуальному вопросу, как равноправие. Равноправия полов – равных стартовых возможностей для мужчин и женщин. Именно это уточнение имеют в виду финны, поскольку равноправие можно понимать по-разному: оценка возможностей зависит от установки, то бишь от позиции того, кто смотрит и как мотивирован, от того — кто и как выносит оценочные суждения. Импульсом же к написанию этой статьи послужила обоснованная обеспокоенность учредителя и члена правления финской организации Inkery klubi ry гражданки Финляндии Виолы Хейстонен по поводу того, что в некоторых российских источниках, близких к туристическому бизнесу, финских женщин традиционно представляют по-своему: чуть ли не ведьмами или, по крайней мере «некрасавицами», что и вызывает естественный протест, выбивает почву из под ног тех, кто ими восхищается.

Сам я хотел бы остаться над схваткой, и скажу лишь о том, что многие аргументы сторон можно действительно обернуть как «плюсами», так и «минусами», к примеру, непопулярность косметики среди финок скорее говорит об их желании выглядеть естественными, без «рисовки», чем об их мнимом ретроградстве или ложной скромности. А если кто-то из вас, уважаемый читатель, захочет лично убедиться в том, с каким вкусом одеваются финские женщины, в том числе пребывающие в почтенном возрасте, то для этого посоветую лишь быть несколько более внимательным к деталям и проявить наблюдательность. Возможно, вы заметите не только это, но и особый финский стиль, который уже давно признается мировым сообществом.

Давайте обратимся к фактам и попробуем установить истину в части того, что же руководит финкой в ее представлениях о равноправии с мужчинами.

В этой связи неизгладимым штрихом в моей памяти осталась публичная лекция финского профессора Ауры Корппи-Томмолы (7.02.2014 года в Генеральном консульстве Финляндии в Санкт-Петербурге) на тему: «Женщины в созидании общественного благополучия – достижения женских организаций в Финляндии или чего женские организации добились в Финляндии». И полемика, случившаяся на лекции, вполне может вызвать интерес наших читателей. Аура Корппи-Томмола имеет много опубликованных исследований по истории развития финских женских организаций. Доцент университета Тампере г-жа Аура Корпи-Томмола признала, что финские женщины с конца XIX века активно борются за свои права. На что я, как член Российского психологического общества и психолог по первому образованию, спросил: «отчего же бороться, неужели кто-то этому противодействует, ведь «никто никогда не бьет мертвую собаку», и бороться приходится только против чего-то? Так уж устроен человек разумный. «Нет, мы боремся не против кого-то или чего-то, а «за», в данном случае – боремся за свои права. Женские права – общечеловеческие права – права человека».

Тезис Корппи-Томмолы о том, что «в Финляндии много одиноких мужчин живут на хуторах», а «женщины часто уезжают в города, потому, что трудно вести сельское хозяйство» у многих присутствующих в тот день в Генеральном консульстве Финляндской республики в Санкт-Петербурге вызвал трепетное желание установить истину. Я осмелел и, чтобы проверить гипотезу, спросил снова: «не является ли следствием одиночества многих финских мужчин на хуторах то, что женщины Финляндии слишком активно борются за свои права?». Вопрос озадачил уважаемого профессора, но она нашлась, и сказала: «мужчины — «пофигисты» в Финляндии, но как сказал мой муж – только крутой мужик, настоящий мужик может жить с финской женщиной». На этом полный конференц-зал, в который, кроме женщин все-таки затесалась еще пара мужчин, зашелся аплодисментами. Надо заметить, что общение с г-жой Корпи-Томмолой происходило через переводчика Генерального консульства Финляндии в Санкт-Петербурге, чему было свидетелем довольно большое и разноликое общество.

Дело (бизнес) отца в Финляндии традиционно наследует мальчик (наследник по мужской линии), и нередки ситуации, когда дети остаются с отцом после распада брака. Отчасти этим аргументом объясняется то, что мужчины продолжают вести хозяйство на хуторах.

Кстати, неправильно думать, что в стране Suomi трудности с деторождением. Г-жа Корппи-Томмола развеяла и эти слухи: оказывается, в северных регионах, в частности в Лапландии, и в других местах, в частности там, где по старинным верованиям не признают контрацепции, в семьях – в среднем – от 5 до 10 детей, а по статистике в стране в почти пяти миллионным населением ежегодно рождаются почти 60 000 детей.

В окрестностях Коуволы недавно (в 2014 году) мне представился случай составить мнение лично; взгляд невольно останавливался на мамах с тремя и даже четырьмя детьми, которые говорили по-фински. Интересно и другое.

В Финляндии очень развита социальная помощь. Настолько развита, что некоторые финны даже утверждают, что именно она когда-нибудь станет причиной обрушения финской экономики; здесь поговаривают, что «государство хороший слуга, но плохой хозяин».

Так, не нашедшим работы по достижению 18-летнего возраста подросткам, государство оказывает финансовую помощь. Отчасти это является причиной раннего (по российским меркам) проявления самостоятельности финских девушек и юношей, предпочитающих жить отдельно от родителей. Финны откровенны: работать не выгодно, да и хорошей работы маловато. А пособие значительное, на него можно прожить. Что молодые и используют. Безработица среди молодежи в стране Suomi намного больше, чем в России. Но и это еще «цветочки».

Поразившим меня откровением явилось необычное объяснение распада финских семей через некоторое время после брака. Тенденция говорит о массовости явления. Оказывается, что (и это естественно) расходы на содержание дома, где прибавляется новый жилец, и вообще семьи, существенно возрастают после того, как пара решает жить вместе и вступить в официальный брак. Но если развестись, то государство снова «не оставляет своих в беде», и оказывает (социальными пособиями) финансовую поддержку тем гражданам, кто «пострадал в браке» и снова живет «раздельно». Это не поддержка одиноких матерей, «российская» аналогия которой так и напрашивается в сравнение. Помощь оказывается и бывшим мужьям – то есть обеим сторонам распавшегося брака. Разумеется, в том случае, если доходы бывших супругов невелики.

Финны научились решать эту проблему в социальной страте по-своему: в России нередки случае фиктивных браков, в Финляндии – наоборот – фиктивных разводов. Люди формально выходят из брака, но предпочитают жить годами и десятилетиями вместе. И вовсе не из-за того (как бытует в России мнение), что им больше не найти партнера «по сердцу». Примерно тем же путем идут пары, и вовсе не вступающие в официальный брак. Не потому, что (как принято думать на территории постсоветского пространства) форма «гражданского брака» современна, «ни к чему не обязывает», сильно популярна в Европе. А для того, чтобы (в том числе) пользоваться возможностями соцподдержки. Таким образом, на практике используется социальная помощь государства; все об этом знают, и никому, в том числе государству, ситуация не мешает. Хотя… как посмотреть.

Естественно, бюджет любой страны нуждается в пополнении. И для пополнения бюджета финны используют не только «миллиарды оставленных россиянами в финских магазинах евро», но и собственную бережливость. Ведь очевидно, что сэкономленные деньги – это заработанные деньги. Но в Финляндии, в отличие от России, к сему «вопросу» подходят более рационально. И кто после этого скажет, что в Финляндии нет чувства юмора?

У наших северных соседей все, в том числе и это, поставлено на службу человеку: все даже такие стороны жизни должны доставлять человеку удовольствие, то есть комфорт. В этом, и во многом другом вполне подтверждается принцип, которым в Финляндской республике пропитано буквально все – человек для государства, а не государство для человека. Строительство собственной карьеры (издержки корпоративных традиций), а также признаваемые многими источниками (информации) трудности с хорошей работой в Финляндии представляются финкам более легким бременем, нежели сельскохозяйственный труд в одной из провинций.

Но проблемы у финских женщин все равно остаются. В частности — это насилие в семье («мужчин бьют на улице, женщин – бьют дома» — говорят финны) и незаинтересованность финских работодателей в долгосрочных трудовых отношениях с женщинами (предпочитают краткосрочные трудовые договора), поэтому найти хорошую, высокооплачиваемую и стабильную работу непросто. Конечно, есть и другие проблемы. Но… где же их нет?

Женский алкоголизм вовсе не так страшен, как алкоголизм мужской, хотя, как признала г-жа доцент Аура Корпи-Томмола, и тот и другой растут стремительными темпами. Приходится признать, что это является мировой проблемой и российской стороне в части радикальных успехов борьбы с «зеленым змием» пока похвастаться тоже нечем.

Что именно финны имеют в виду под равноправием? Считается, что если женщина зарабатывает деньги и платит за товар, значит, этот товар должен соответствовать своим качествам и нужно уметь требовать этого соответствия, вне зависимости от того, какой у тебя пол.

Зная историю женского движения в Финляндии, увлекательным образом рассказанную г-жой Аурой, становятся понятны и достижения финок. Судите сами.

Постепенно, с начала XIX века, когда Финляндия еще имела статус Великого княжества Финляндского в составе Российской империи, общественное движение женщин набирало силу. Посудите сами: 1884 год – образовался «Женский Союз», к 1892 году из него отделилась самостоятельная организация «Союз организаций по правам женщин», 1908 год – зарегистрирован новообразованный «Союз финских женщин», 1911 – «Центральный Союз женских организаций» (объединял более 60 коллективных членов). Примерно в то же время образовалась знаменитая организация «Марта», созданная для взаимопомощи женщинам в хозяйственной и социальной деятельности. Такого планомерного развития женского движения в России в ту пору не было, и в силу обстоятельств, наверное, не могло быть.

На рубеже веков активность и сотрудничество женских организаций заметно усилились, и эта тенденция прослеживается на протяжении всего ХХ века. Примером тому служит военизированная организация «Лотта Свярд» (фин. Lotta Svärd), существовавшая в период с 1919 по 1944 год, и закрытая по требованию Советского Союза после окончания «Войны-продолжения». Ее члены в лучшие времена участвовали в помощи финской армии, занимались медицинским и тыловым обеспечением фронта. В качестве опознавательного знака для членов общества была установлена синяя свастика с надписью по горизонтали «Лотта Свярд». Интересно, что первое подразделение под названием «Организация Лотта Свярд» было основано в городе Риихимяки ближе к окончанию гражданской войны между «красными» и «белыми» финнами — 19 ноября 1918 года.

Сотрудничество женских организаций в Финляндии еще более усилилось, когда в 1988 году председателем одноименного союза стала г-жа Сиркка-Лииса Анттила.

В разное время заметную деятельность осуществляли такие женские организации как «Союз Конкордия», «Союз белой ленты», религиозный «Союз молодых христианок», общество «Daisy Ladies» (объединяет иммигранток; много русских, действует и сегодня), и, конечно, «Союз женских организаций», где в 2006-2011 годах Аура Корпи-Томмола была членом Правления.

В 2014 году мне посчастливилось познакомиться с руководством филиала в Иматре одной из таких организаций – Imatran NNKY ry (в переводе – христианская мультикультурная организация молодых женщин). Когда-то они все были молоды, сейчас уже состарились, но продолжают активную работу. Более того, этим организациям принадлежат объекты движимого и недвижимого имущества, которые периодически используются для отдыха и (или) временного приема — организации лагерей для беженцев (а также детей и взрослых из Финляндии и других стран). В книгах отзывов, с которыми мне удалось очно познакомиться, имеются сведения и о русских «гостях» NNKY, и даже можно найти положительные отзывы, составленные арабской вязью. В открытых источниках нетрудно найти информацию о том, что по всему миру, в том числе во всех крупных центрах Финляндии, имеется более 300 филиалов этого движения. Интересно, что в период зарождения и становления все эти организации являлись инициативами не группы лиц, а одной из женщин.

Итак, основная работа в рассматриваемой области – социальная. Образование, культура, досуг. К примеру, имеются «Дома первой помощи» для женщин, рожающих детей вне брака (обеспечивают социальную поддержку начального уровня). Интересно и такое направление работы, как «забота о переживших войну»; такие граждане в престарелом возрасте в Финляндии еще остались.

Есть также группа «военные дети», те, кого вывезли в Швецию из районов оккупации и (или) бомбежек в 1939…1944 годах. Часть из них впоследствии вернулась в Финляндию, сейчас это уже пожилые люди, и они нуждаются в заботе соотечественников. Силами финских женщин неизменно осуществляется организация «продленок» для детей-школьников. Детские сады в Финляндии (paivakoti) долгое время были только частными, и общества-объединения финских женщин содействовали в досуге и воспитанию детей работающих мам. Как пример, осмотр и консультации врача-маммолога (программа «Промама») также в сфере ответственности женских организаций взаимопомощи. В сфере заботы ответственных финок и посильная борьба с проституцией.

Впрочем, весь ХХ век активность финских женщин на фоне пассивности финских мужчин только возрастала, финки совершенствовали свои навыки, или, как модно говорить сегодня – компетенции.

На вопрос – сколько в Финляндии (в процентном отношении) лиц с высшем образованием обеих полов, г-жа Аура пояснила, что точно ответить без подготовки не может, но по количеству защищаемых докторских диссертаций – женщины и мужчины распределены примерно поровну (сопоставимо). Значит, самоустранение финских мужчин из активной деятельности вряд ли связано с уровнем их образования или претензий на власть.

Далее приведу несколько знаковых достижений финского равноправия. Право на высшее образование финские женщины получили в 1901-м году, в 1906-м – право голосовать наравне с мужчинами, 1926 год – право занимать государственные должности, 1930-й – равные права в браке. А много ранее, в 1878-м году право на наследование по закону на равных с мужчинами, 1889-й – право на личный доход («независимый кошелек»).

В начале ХХ века финские женщины, которых никак не повернется язык назвать феминистками, боролись за право быть лютеранскими священниками, и даже это право было получено.

Уже много лет в стране действует «Закон то квотах», по которому в органах власти и представительствах общественных объединений должно быть не менее 40% женщин. Выборы в Парламент Финляндии 1991 года привели к потрясающему результату: 42% законно избранных делегатов – женщины.

В таком ключе не чему и удивляться, что тандем Президента Финляндской республики (с 2000 до 2013 года) Тарьи Халонен (удивительная женщина по русским меркам: когда в интервью ее спросили, почему она ездит по Хельсинки без эскорта и мигалок, Президент ответила, — «зачем, я же не скорая помощь» — где такое увидите в России?) и спикера Парламента Рииты Уосукайнен успешно действовал на протяжении многих лет. Столь «полезное» — по отзывам финских граждан обеих полов — сочетание женщин в высших эшелонах власти случилось впервые в истории страны. Да и в мире-то подобных примеров очень мало.

Тем не менее, финским женщинам пока не удалось остановить войны в мире, что являлось и является одной из важных декларированных задач женских объединений. «150 лет назад женщины объединялись; было мнение, что женщины смогут остановить насилие, будучи во власти. Но… этого не случилось…»

Еще один штрих к истории взлета активности женского движения нашего северного соседа касается финансовых инструментов. В 60-е годы ХХ века в Финляндии начали активно выпускать пластиковые карты, использовать банкоматы. Очень скоро стало ясно, что большинство владельцев «карточных счетов» – женщины. Банки тут же изменили маркетинговую политику и ориентировали ее на женщин.

В 2006 году в Финляндии широко праздновали 100-летие финского Парламента. Была издана книга о его истории, где целая глава посвящена именно женщинам-депутатам (о мужчинах такой главы нет).

Важный вопрос, который напрашивается после всей этой истории с развитием женского самоуправления или «равноправия стартовых возможностей» — как о нем говорят финны – а что же финские мужчины? Во взгляде из России, в том числе в согласии с моим личным мировоззрением, складывается впечатления, что у мужчин все эти права и так были – априори.

Итак, важны ли они – как мужчины – для финских женщин, «скандинавских королев»?

К сожалению, не могу взять на себя смелость отвечать на этот важнейших для рода людского вопрос, поэтому приведу слова г-жи Ауры: «Нам важны и нужны мужчины, которые уважают равноправие, права и интересы жен. Кстати, многие наши мужчины тоже состоят в наших союзах». И, пусть «в любой области науки — профессора предпочитают свои собственные теории истине, потому что их теории — их личная собственность, а истина — всеобщее достояние» (Чарлз Калеб Колтон), пожалуй, и я кое в чем соглашусь в финскими женщинами, ведь они говорят: «у нас в Финляндии женский день — каждый день» и «женщины всего добились сами, и жаловаться не на что». К слову, в Финляндии день равноправия отмечается ежегодно 19 марта.

Глядя на финских женщин, которые дарят нам много новых знаний о Финляндии, с этим не поспоришь.

Комментарии новости