В Большом театре премьера балета «Херман Шмерман»

Новости России Ваш отзыв


В Большом театре премьера балета "Херман Шмерман"В Большом театре — премьера. Балет «Херман Шмерман» на музыку современного нидерландского композитора Тома Виллемса представляет выдающийся новатор танца Уильям Форсайт. Также впервые в Большом поставили балет основателя современного танца хореографа Джорджа Баланчина «Рубины» на музыку Игоря Стравинского.

На репетициях этого балета артистам Большого театра приходилось постоянно считать вслух. Сбиваться перестали только через три недели.

Над композициями Игоря Стравинского музыковеды ломают голову, танцовщики же под них рискуют ноги сломать. Полуджазовое «Каприччио» в 1967-м вдохновило великого Джорджа Баланчина на создание балета «Рубины».

Костюмы сверкают как драгоценные камни, а движения и 40 лет спустя называют более чем современными. Хотя Баланчин уже давно перешел в разряд классиков.

«Мне кажется, что «Рубины» — очень яркая, интересная работа, — говорит артистка Большого театра Наталья Осипова. — И там есть моменты, где можно оторваться — в хорошем смысле слова. Конечно, это не отступления в полном смысле. Мы не отступаем ни на йоту от хореографии. Но можно покривляться, немножко позадираться».

Хореография современная: как эволюционировала и к чему пришла — можно проследить за один вечер. «Рубины» дополняет премьера «наследника Баланчина», как часто называют американского хореографа Уильяма Форсайта, авангардиста и провокатора, чьи балеты до этого года Большой ставить не рисковал.

В костюмах к балету «Херман Шмерман» можно выходить на подиум. Они от самого Джанни Версаче. 18 лет назад, когда балет был поставлен впервые, эти купальники и трико вызвали бурю негодования. В прессе их называли слишком откровенными. Впрочем, в Москве ими вряд ли кого-то удивишь.

Танец на пределе возможностей тела: для Форсайта важнее форма, а не сюжет, поэтому и название «Херман Шмерман» ничего не значит. Просто забавное словосочетание вроде «ширли-мырли», подслушанное в одной из комедий Стива Мартина.

«Кайф в том, что каждый раз ты познаешь свое тело по-другому, ты открываешь в себе какие-то иные возможности, то, что невозможно иной раз открыть в классике», — признается артистка Большого театра Анна Окунева.

Сам Форсайт на премьеру своего балета приехать не смог. Зато через своего ассистента Ноа Гелбера передал письмо, написанное от руки. Под обращением «дорогой Большой» — горячий привет и пожелания успеха.

Комментарии новости