«Питерские заморочки»

Питерские заморочки Ваш отзыв

* * *

С прекрасным настроением, Август Семёнович, идёт по Гагаринской улице, жуя жвачку. Оставим на секунду без внимания мужчину с летним, императорским именем; просто хочется пояснить, что улица, по которой идёт Семёныч, названа не в честь первого космонавта планеты Юрия Гагарина, а в честь князя Матвея Петровича Гагарина. Гагарин этот, был большой человек при царствовании Петра I и немало добрых дел им сделано для России, но в 1721 году 16 марта был казнён, повесили бедолагу за лихоимство, проворовался. С кем не бывает. Нам это знакомо и сегодня, правда, сейчас не вешают, а в худшем случае снимают с должности, но как сказал один поэт, «времена не выбирают». Вернёмся на секунду к Семёнычу, почему-то он остановился, что-то случилось, ладно, успеем разобраться. Имя улицы! Название улице перешло от Гагаринской набережной, а она получила своё имя от пенькового буяна ( буянами в прошлом назывались речные пристани, а пенька — волокна стеблей конопли, нет, её не курили, из неё в основном делали канаты), так вот, буян был прозван гагаринским, так как находился рядом с особняком Петровича, в смысле, Гагарина, который, имеется ввиду особняк, исчез после казни хозяина. Закончим маленький экскурс по топонимике Гагаринской улицы и вернёмся к Августу Семёновичу. «Чего встал?» А, понятно, жвачка имеет свойства воровать пломбы из зубов, Семёныч об этом знал, но забыл и сейчас он растерян, одна пломба осталась в жвачке. Что делать? Взгляд Августа падает на окна какого-то салона под названием «Конфиденция» (он-то не знает, а мы с вами вправе знать, что это устаревшее слово, означает — доверительная беседа), в окнах, которого висят рекламные, большие, бутафорские зубы. «Ага, видимо стоматология», — думает Август, переходя улицу. Его даже не смущает, что это ещё и «Эстетическая Ортодоксия» (и тут мы вправе знать, что эстетическая, это понятно, а ортодоксия, греческое слово, означающее – правильное учение). Мужчина открывает дверь, заходит в холл и происходит доверительная беседа с девушкой в белом.

Девушка: — Добрый день! (доверчивая улыбка)

Семёныч: — Здрасьте! (доверчиво, но без улыбки)

Девушка: — Чем мы можем Вам помочь?» (доверчивая, при доверчивая улыбка )

Семёныч: — Пломба выскочила (сухо, просто, по-мужски)

Девушка: — Подождите пять минут, сейчас Вас врач примет.

И уходит так доверчиво, что хочется довериться ей навсегда. Август садится в кресло. Мы с вами ждать пять минут не будем, делать нам больше нечего, это его жизнь, у нас с вами есть преимущество, мы наблюдатели и перенесём наш взгляд сразу в кабинет. Семёныч в зубоврачебном кресле, рядом стоматолог, в марлевой повязке, половая принадлежность размыта белым. Доверительная беседа.

Стоматолог: — Так. Значит, пломбочка вылетела. Хорошо. Посмотрим. Так. Так, так. Не хорошо. Ага. Отличненько…

Семёныч: — Гы. Гы-гы. (так как рот открыт, Семёныч может только гыкать)

Честно говоря, я уже не могу находиться в кабинете, вы как хотите, а я пойду, подышу табачным воздухом на улице ( вроде я корректно озвучил враждебный акт курения). Там дождусь Августа Семёныча.

Так же, как мы с вами съели пять минут, ожидания в холле, я съедаю ещё сорок. А вот и Август Семёнович, надеюсь с пломбой. «Ну??? Что????» Семёныч в шоке. Он онемел. «НУ,ЧТО????? ЧТО????» «Не правильный прикус — исправлять, восемь зубов удалять, вставлять имплантаты, четырнадцать лечить.» Сколько это стоит, я озвучивать не буду и так понятно.
Вот так, пожевал жвачку на Гагаринской улице.

* * *

Помни, стоматолог! Зуб за зуб, это не про тебя.

Владимир Заморин

Комментарии новости