Взгляд сто сорок седьмой

Питерские заморочки Ваш отзыв


неизвестность. Я сижу, кто-то стоит, кто-то лежит, кто-то висит, кто-то идёт, кто-то бежит, и не смотря на то, сидим мы или стоим – мы движемся. Маленькая, еле заметная секундная стрелка всё время передвигает нас, толкает нас вперёд, туда, где может мы и не хотим быть, но стрелка глуха и равнодушна к нашим пожеланиям, а потому толкает нас в неизвестность. Проснувшись, он первым делом стал искать шариковую ручку, и, как это обычно бывает, на глаза попадались только карандаши, хотя, сошёл бы и фломастер, но во всех углах валялись карандаши разных цветов. Наконец, ручка была найдена в туалете, она пряталась в рулоне туалетной бумаги, видимо, вчера, в тихом укромном месте разгадывался кроссворд, и как только заветная потеряшка была найдена, на запястье руки был нарисован жирный крест, чтобы не забыть, не забыть, не забыть. А вечером, он с недоумением разглядывал размытую христианскую свастику на руке: «Что я не должен был забыть? Что?» В сознании проносилось тысячи вариантов рождения чернильного креста, но все они были слишком просты, чтобы быть отмечены распятием: «Что же? Зачем? Что я хотел запомнить?»
На следующий день крест исчез совсем, и уже ничего не беспокоило его воспоминанием вчерашнего дня, и в очередной раз, что-то очень важное в его жизни затёрлось, забылось навсегда, мелькнув своей значимостью и исчезнув в неизвестность

Владимир Заморин

Комментарии новости